Разбить Била

Разбить Била

Разбить Била

На фото: задержанный по подозрению в совершении аварии на Садовом кольце блогер Бил (Фото:
Снимок с видео/ГУ МВД России/ТАСС)

Про блогера Била (урождённого Биля), выехавшего на встречку и устроившего крупное ДТП в районе Смоленской площади, особо распространяться не стану. Всё равно тему замусолят никчемными подробностями, хотя превратить её в полноценную «ефремовщину» не удастся — не тот масштаб.

Пользуясь случаем, рекомендую всем адреналино-тестостероновым гонщикам сделать себе на внешней стороне кисти татуировку второго закона Ньютона. Вам же безразлично, что иероглифы, что латиница, а формулы даже оригинальнее, глядишь, держа руки на руле, лишний раз вспомните о влиянии массы и ускорения на силу удара. Впрочем, ладно.

То, что Бил гонять любил и знал, что им интересуются, но всё равно пренебрегал — очевидно давно. В июне 2019 года министру МВД РФ направляли письмо, где про будущего виновника аварии апреля 2021 года говорилось: «…допускает демонстрацию неуважения к общественным правилам… предумышленно [ради пранка] врезался в машину ГИБДД». Это не считая прочих ДТП и неоплаченных штрафов. Каких-либо сдерживающих оргвыводов не последовало, и не потому, что блогер шибко блатной или Ефремово-значимый, а просто по фиг.

К «пофигизму» мы двигались долго, но особенно ускорились последние лет 30. Не отвечать за свои поступки и деяния — это то, что примиряет с концепцией либерализма и самых ярых его противников. Хотя приоритет частного перед общим возможен, если вокруг не слишком много народа (в идеале на необитаемом острове или в тайге), иначе постоянно будете задевать чьи-то носы: «свобода размахивать руками заканчивается там, где начинается свобода чужого носа».

Постсоветский откат к социал-дарвинизму постулировал «выживание сильнейших», что само по себе несовместимо с «едиными правилами». Сделайте замечание за парковку на тротуаре или за выгул собаки без намордника, как думаете, послушают? А позвонить в полицию уже «стукачество», не зря нас долго приучали к мысли, как это «западло».

Словечко употребилось не случайно. К примеру, в параллельном мире — криминальном тоже имеются правила, которые тамошнее общество старательно соблюдает. Рассказать братве о «крысе», нарушающей понятия не только не «западло», но и всячески поощряемо, а укрывательство, наоборот, грозит фатальным последствиям. И криминальный социум (socius — товарищ) сохраняется, несмотря на жёсткие условия внешнего давления.

Довлатовщина про «4 миллиона доносов» внушает литературно и усмехает математически. Правоохранителей в любом государстве на порядок меньше, чем жителей, а правил-законов кратно больше, чем возможностей за оными проследить. Не захотят люди их соблюдать — никакими репрессиями не заставить. Вдолгую не заставить, ибо страх сильное чувство, а значит, утомительное. Организм обязательно блокирует соответствующие химические реакции через какое-то время. Поэтому государство, в широком его понимании (у преступников своё «государство» в государстве) не столько принуждает, сколько убеждает в собственной необходимости и целесообразности.

Человеческий мозг нацелен на режим энергосбережения, для чего важна предсказуемость, которую и обеспечивают соответствующие шаблоны-правила. Без них не обойтись, следовательно «социал-дарвинизм» с его хаотичностью общество обязательно отринет. Другой вопрос, какие шаблоны примет? Например, мы согласились, что финансовая сегрегация (segregatio — отделение) кладётся в основу социальных отношений и является критерием иерархического отбора. Не обязательно «естественного», ведь и в эволюции случаются казусы.

Казалось бы, павлиний хвост мешает скрыться от хищников, однако привлекает самок: инстинкт самосохранения против инстинкта размножения. Заявить: «Дура, я ж рискую» — птичка не может, и договориться с конкурирующими самцами не получится, не сподобил Господь (природа) интеллектом. Но павлин хотя бы не убивает своим «понтом» себе подобных.

300 км/ч на спидометре не для спорта, а для города — оценке разума не поддаются. Финиширует подобных, в основном, случай. Пацан к успеху ехал, да не фортануло. Потому что, правовое поле — не гравитационное, устанавливается людьми в соответствии с их нынешними представлениями о прекрасном. А прекрасное мы черпали сами знаете откуда.

Там, конечно, стукачей нет, зато имеется Whistleblower — дующий в свисток. «Дуют» не всегда ради выполнения гражданского долга, но и корысти для. За сообщение о «несанкционированном» костре вполне можно получить премию от пожарного департамента. Традиция поощрения «добровольных помощников» заведена ещё законом Авраама Линкольна от 1863 года. По большому счёту, наверное, правильно: общество выдавливает «крыс».

С «равенством перед законом» уже сложнее. Вот Пэрис Хилтон — несколько «пьяных задержаний», нарушение испытательного срока, вождение без прав и только один более-менее суровый приговор: 45 суток ареста, смягченный до 23 дней в тюрьме. И десятки похожих случаев с другими американцами, получившими за меньшие прегрешения реальные сроки.

С американской «вертикалью» не менее интересно. Был в семье Кеннеди, наряду с президентом и министром юстиции ещё братишка — Эдвард. «Всего лишь» сенатор, просидевший на этом посту 47 (!) лет. Может быть человек настолько достойный? Может быть.

В июле 1969 года Эдвард Кеннеди, пьяный, садится за руль — «подвезти знакомую девушку». Автомобиль падает с моста, Эдик выныривает и сбегает с места ДТП. В полицию Кеннеди является на следующий день, рассказывая, мол, вчера расстроился и уснул! Экспертиза установит: девушка умерла под водой, т.е. можно было спасти, если бы кто пришёл на помощь.

Не стану пересказывать все подробности «Чаппаквидикского инцидента», скажу лишь, что Эдвард Кеннеди продолжал оставаться сенатором и во время следствия, и во время суда. Каким образом? А он сделал «заявление к избирателям», написанное его личным биографом и задал вопрос: уйти или остаться? «Избиратели» откликнулись подозрительно быстро: «На кого ж ты нас покинешь!» И Эдвард их не покинул уже до самой своей смерти в 2009 году.

А теперь — та-та-там! — правосудие, которое свершилось: ДВА. МЕСЯЦА. УСЛОВНО. Судья Джеймс Бол сказал, что никто не может наказать беднягу Эдварда больше, чем он наказал себя сам. И добавил про «безупречную репутацию» семьи Кеннеди.

Знаете, что такое «особый цинизм»? Это публикация в «Бостонском глобусе» от 2003 года: «Доживи Мэри Копечне [та, утонувшая по вине Кеннеди] до наших дней, ей было бы 62 года, и она смогла бы по достоинству оценить неустанные усилия Эдварда Кеннеди на законодательном поприще, которые скрасили бы ей старость».

Это не к сравнению России и Америки, это к тому, как там, откуда копировали. Копия, кстати, может быть и не хуже оригинала (не сразу, конечно), но думать самостоятельно отучает. Обезьянничать проще. Блогер Бил не даст соврать.

Источник

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *