«Твиттер» включился в «войну вакцин»

«Твиттер» включился в «войну вакцин»

«Твиттер» включился в «войну вакцин»

Фото: AP/TASS

Администрация соцсети Twitter сняла ограничение с аккаунта российской вакцины от коронавируса «Спутник V». В настоящее время доступ к странице вакцины в социальной сети предоставлен без ограничений.

Однако ранее «Твиттер» ограничивал доступ: при попытке зайти на страницу аккаунта вакцины пользователь видел сообщение о том, что действие учётной записи временно ограничено, «поскольку от имени этой учётной записи выполнялись необычные действия».

После восстановления доступа в официальном аккаунте администрации соцсети появилась информация, что блокировка страницы российской вакцины произошла из-за возможной попытки несанкционированного доступа в штате Вирджиния.

Вроде все уладилось, но можно ли быть спокойными после этого? Насколько вообще убедительно звучат оправдания администрации «Твиттера»?

— Звучит, мягко говоря, странно, но дело в том, что Twitter блокирует аккаунты без убедительных объяснений, — говорит политический обозреватель газеты «2000» Дмитрий Галкин. — Это крайне опасная тенденция, которая, с одной стороны, свидетельствует о росте могущества корпораций. С другой — ограничивает право на свободное распространение и получение информации, на котором во многом основывается западная политическая система. Получается, что деятельность корпораций начинает напрямую угрожать существующему политическому устройству стран западного сообщества, что может уже в среднесрочной перспективе вызывать в них глубокий политический кризис.

«СП»: — По-вашему, на Западе боятся конкуренции со стороны российской вакцины? Готовы использовать любые методы борьбы с ней?

— Вакцина является продуктом, представляющим огромную важность как с экономической, так и с геополитической точки зрения. Понятно, что корпорации, участвовавшие в создании вакцин, и государства, их поддерживавшие, хотят получить как можно большую выгоду от своей продукции. Так что нет ничего удивительного в том, что они расчищают для нее рынок, дискредитируя продукцию конкурентов, и стремятся получить дополнительные преимущества в конкурентной борьбе благодаря контролю над медиа. Это обычная капиталистическая конкуренция, примечательным в данном случае является лишь то, что властные структуры западных стран сегодня открыто поддерживают транснациональные корпорации, создавшие собственные вакцины, рассчитывая использовать их продукцию для усиления собственного геополитического влияния.

«СП»: — Кто принимает решения о блокировке?

— Думаю, что медийные корпорации получили заказы на информационную поддержку от ТНК, пытающихся вывести свои вакцина на глобальный рынок. Возможно, есть и какое-то более тесное взаимодействие, основанное на представлении о наличии общих стратегических целей у руководства медийных и фармацевтических корпораций. Но главными являются стремление ТНК получить как можно большую прибыль от созданных вакцин и их готовность пойти на значительные расходы ради достижения этой цели.

«СП»: — Критично ли это для производителей «Спутника»?

— Разумеется, это само по себе не является сколько-нибудь серьезным препятствием для распространения «Спутника». Но оно может стать неблагоприятным сигналом для финансовых структур, способных вложить крупные средства в производство и распространение вакцины. Они могли бы рассматривать блокировку как признак того, что финансовая поддержка проектов, связанных со «Спутником», может вызвать недовольство тех, кто контролирует наиболее важные медиа западного мира. Поэтому хорошо, что этого все-таки не произошло.

«СП»: — Насколько опасен прецедент использования блокировок в «войне вакцин»? Что дальше?

— Блокировка не состоялась, но она могла стать опасным прецедентом, свидетельствующим о том, что у корпораций, вакцины которых конкурируют со «Спутником», есть инструменты и договоренности, позволяющие контролировать медийное пространство. И это, как я уже говорил, могло бы повлиять на поведение финансовых структур, способных вложить средства в организацию производства российской вакцины в других странах. Российские производственные мощности крайне ограничены, а потому без помощи зарубежных партнеров не удастся получить значимую долю глобального рынка.

«СП»: — Что-то этому можно противопоставить? Можно просто перестать пользоваться всеми американскими соцсетями, но что вместо этого? И ведь мы лишимся коммуникации с Западом…

— Конечно, при коммуникации с Западом, которая является важным условием нормальной работы современной российской экономики, нельзя избежать использования западных медиа. Но можно попробовать уменьшить их значимость, попытавшись найти финансовые ресурсы за пределами западного мира и получив доступ к новым технологиям в обход Запада.

— На примере удаления Twitter Трампа мы видим, что крупнейшие американские IТ-гиганты не стремятся скрывать мотивов своих шагов, поэтому кратковременная заморозка Twitter вакцины «Спутник V» пока не выглядит экстремальной, — считает политический аналитик Фонда развития институтов гражданского общества «Народная Дипломатия» Евгений Валяев. — Учетная запись уже работает в обычном режиме, а этот шум с временной заморозкой даже сыграл на руку аккаунту вакцины, так как о нем теперь многие узнали. Хотя на этот эпизод не обратили бы большого внимания, если бы не история с Трампом. Отныне любую активность IТ-компаний, направленную на приостановку деятельности каких-либо аккаунтов, будут рассматривать как цензуру. Особенно если эти учетные записи связаны с теми странами, которые не являются партнерами США.

Для войны вакцин еще нет оснований, ведь в мире пока существует дефицит вакцин. Если бы существовала сотня вакцин, объемы выпуска которых исчислялись миллионами доз, то можно было бы говорить о стремлении ряда фармкомпаний к неконкурентной борьбе ради продвижения своего продукта. Сегодня в мире мало вакцин, а стран, желающих их получить и производить, много. Но это не исключает отсутствия конкуренции между существующими вакцинами, ведь страны — производители вакцин будут стараться использовать свои продукты для продвижения своих интересов.

Мировому сообществу было бы выгодно, чтобы лидеры не использовали тему коронавируса для межгосударственного противостояния. Мы помним, как во время первой волны российские специалисты выезжали в Италию, Сербию и ряд других стран для оказания помощи. Хотелось бы, чтобы гуманитарное сотрудничество продолжилось бы и сейчас, когда появились первые вакцины. И мы видим на примере начавшегося сотрудничества AstraZeneca с разработчиками «Спутника», что международное сотрудничество по проблеме коронавируса не просто возможно, но и точно лучше, чем противостояние между производителями.

Я бы не стал примерять казус Трампа на любые последующие шаги крупных IТ-компаний. У Трампа и Twitter своя история взаимоотношений, которую нельзя воспринимать отрывочно. Год назад Трамп подписал указ о регулировании соцсетей. Это произошло, когда его твиты начали получать пометки о недостоверности. Трамп посчитал это цензурой и начал поход против статьи 230 закона 1996 года о пристойности в коммуникации, которая освобождала интернет-компании от ответственности за информацию, публикуемую пользователями на их платформах и позволяя им ограничивать доступ к вредоносному контенту.

Много лет государства издавали законы, заставляющие интернет-компании цензурировать свои площадки, удаляя незаконный контент. Законодатели постоянно расширяли рамки незаконного контента, а обязанность за удаление контента возлагали на компании. Можно вспомнить, что руководителей крупнейших американских компаний вызывали на ковер в Сенат для отчета по возможному вмешательству третьих сторон в американские выборы. Фактически тогда государство поставило перед Twitter, Facebook, Instagram и YouTube ультиматум, наделив их ответственностью за размещаемый контент. Странно было бы, если после того случая IТ-гиганты не предприняли бы никаких шагов для защиты бизнеса от нападок со стороны государства.

Важнейший момент в истории появления цензуры в интернете состоит в том, что именно государства и политики довели интернет до цензуры своим постоянным вмешательством в дела интернет-компаний. Трамп не проявляет объективности, ведь его устраивала ситуация, когда интернет-тролли работали на него во время противостояния с Хилари Клинтон. Тогда он не сильно поддерживал заявления демократов о недопустимости вмешательства в американские выборы третьих сторон. Обвинить в политической предвзятости легко, сложнее — сохранять объективность и реально выступать за свободу слова и бороться с цензурой. Нельзя считать Трампа однозначно пострадавшим в ситуации с удалением его Twitter. К сожалению, это закономерный итог противостояния между республиканцами и демократами, которые втянули в эти разборки интернет-компании. К этому противостоянию приложил руку и сам Трамп, не оценивая вреда от своего вмешательства в дела интернет-компаний.

«СП»: — Блокировка страницы нашей вакцины все же опасный прецедент?

 — Российской вакцине не стоит переживать из-за возможного удаления аккаунта в Twitter. Во-первых, это вряд ли произойдет, а максимум, что может произойти — например, появится пометка о недостоверности сведений. Во-вторых, Twitter не является важной площадкой для продвижения российской вакцины. Это один из каналов распространения информации, но далеко не главный. Но если даже Twitter вдруг заблокирует аккаунт «Спутника V», то не стоит призывать в ответ заблокировать американские соцсети. Отвечать на акты цензуры ещё большей или ответной цензурой — глупые шаги, которые не пойдут на пользу международным коммуникациям.

В России тема цензуры также стоит очень остро. У нас так же, как и в США сегодня, государство стремится регулировать деятельность интернет-компаний, налагая на них всё больше обязанностей по редактированию контента. У нас появляется всё больше законов, которые сужают свободу слова и свободу СМИ, а также вводят цензуру. Тема свободы слова в интернете — это не проблема американцев, а мировая проблема, затрагивающая почти каждого интернет-пользователя. Можно пытаться цензурировать какие-то конкретные площадки, но очень сложно цензурировать весь интернет. Если нынешние мировые интернет-компании введут на своих площадках очень высокий уровень цензуры, то их место займут новые игроки. Например, Telegram после удаления Twitter Трампа получил много новых пользователей. Нам приятно, ведь Павел Дуров — россиянин, хотя вынужден был уехать из России именно из-за давления со стороны государства на его проекты, а сам Telegram в России какой-то период малоуспешно, но пытались блокировать.

Источник

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *